Безземельные атаманы

%d0%ba%d0%b0%d0%b7%d0%b0%d0%ba%d0%b8-2

Кто будет решать земельные проблемы Терско-Малкинских казаков?
Десять дней в начале лета этого года – с 30 мая по 9 июня – представители Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) провели в рабочей поездке по СКФО. Выездное заседание проходило в формате «недели общественного контроля». В числе прочих вопросов рассматривались проблемы землепользования и местного самоуправления в Ставропольском крае.
Например, жалобы от глав местных администраций и казаков на тему земельной проблемы. В свое время участки бывших многочисленных местных совхозов осталась в собственности Российской Федерации, и теперь Росимущество предоставляет ее пришлым крупным производителям. Тем самым лишая муниципалитеты источников финансирования, а казаков – возможности пользоваться наделами дедов и прадедов. Со слов заявителей, это порождает безработицу и вынуждает коренных жителей мигрировать в центральные области России. Однако истинная причина беспокойства казаков кроется, по всей видимости, в ином. Она ярко проявилась в другом регионе СКФО – республике Кабардино-Балкария, но на неё СПЧ не обратил никакого внимания. Почему? Вот на этом стоит остановиться подробнее.
О чем беспокоятся Терско-Малкинские казаки
Земельный конфликт в казачьих станицах Кабардино-Балкарии тлеет довольно давно. В станице Котляревской ему уже без малого 16 лет. Суть конфликта заключается в том, что на земли обанкротившегося сельскохозяйственного кооператива «Красная Нива» пришли бизнесмены из города Нарткала. И если быть до конца откровенным, то за дело они взялись неплохо, снизив задолженность сельхозпредприятия с 11,5 до 3,7 миллионов рублей. Только повели они себя совсем не как арендаторы, что было предусмотрено договором, а как хозяева.
Примерно то же самое происходит в станице Александровской, где несколько тысяч гектаров казачьей земли было отдано фермеру Магомеду Макоеву. Причем конфликт в этом случае более острый, поскольку непонятно то, какими путями были отчуждены земельные паи у их владельцев, а прокуратура и правоохранительные органы приняли, по всей видимости, сторону латифундиста. Настолько, что Александру Свиридову, атаману станицы Александровской, были подброшены наркотики и в его отношении возбудили уголовное дело. И только потому, что он попытался разобраться в этом вопросе. Местные жители к Макоеву идти работать не хотят, предпочитая уезжать на заработки в центральную Россию. На это есть исторически сложившиеся причины.
Чья земля?
Терское казачье войско начало формироваться в 1673 году, когда Россия, после заключенного мира с Турцией, строила Азово-Моздокскую укрепленную линию. Разграничение шло именно от турок, а не от коренных народностей Кавказа, находившихся на то время в вассальной зависимости от Блистательной Порты. На выкупленных у кабардинских князей землях построили крепости Моздок и св. Екатерины (ныне станица Екатериноградская Прохладненского района). Соседство было не вполне мирным, стычки с автохтонным населением происходили до середины XIXвека. Однако казаки, своей воинской доблестью, трудолюбием и умением строить добрососедские отношения, сумели добиться паритета.
Баланс нарушился в годы Советской власти, проводившей политику расказачивания и раскулачивания. Достигнутый более ста лет назад мир теперь держался на жестких скрепах тоталитарного режима. Кроме того, право владения казачьими землями было пролонгировано и отдано колхозам, созданным в Прохладненском и Майском районах.
После падения СССР у коренных народов Кавказа начался активный рост национального самосознания. Чего нельзя сказать о казаках – лучших представителей во времена Союза уничтожили или сослали, а у остальных постарались отбить всякую историческую память.
Двоевластие
Руководство новой России предприняло меры к реабилитации казачества, трижды издав законодательные акты. Первый раз в 1992 году – постановление «О реабилитации казачества». Второй в 2005 – федеральный закон «О государственной службе российского казачества». Третий в 2008 – разработана «Концепция государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества», а при президенте РФ создан Совет по делам казачества.
Однако приходится признать, что на деле это были больше акты популизма, в результате которых на землях Терского Казачьего Войска появилось двоевластие. У одной ветви – официальной – оказались все властные полномочия, у другой – казачьей – авторитет и признание населения, но никаких реальных рычагов влияния.
Это ярко проявилось еще в одной проблеме, которую СПЧ также рассматривал, но, опять же, в отношении Ставрополья. Она касается местного самоуправления. Так, согласно закону Ставропольского края от 29 апреля 2016 года «О преобразовании муниципальных образований, входящих в состав Нефтекумского муниципального района Ставропольского края, и об организации местного самоуправления на территории Нефтекумского муниципального района Ставропольского края», все местные администрации сельских поселений объединены Нефтекумский городской округ.
А глава этого округа выбирается, в соответствии со статьей 29 (изменена 8 апреля 2016 года) закона «О местном самоуправлении в Ставропольском крае», из числа депутатов городского собрания, иного представительного органа или даже кандидатов, предложенных конкурсной комиссией – органа, напрямую зависящего от действующей администрации. Получается, что ни о каком традиционном казачьем самоуправлении по существующим законам речи идти не может. А станичные атаманы становятся просто «свадебными генералами».
Еще сложнее ситуация с местным самоуправлением в Кабардино-Балкарии, руководство которой, просто по исторической памяти, не особенно радо усилению казачества. Хотя при этом сохраняются вполне добрососедские отношения.
Несколько лет назад атаман Майского района Павел Кармалико внес в парламент КБР вопрос о легализации «слуг государевых». И это могло бы произойти, но камнем преткновения стала просьба казаков Прохладненского и Майского районов о том, чтобы признать исторические права на пахотные земли, полученные их предками в 1863 году по указу императора Александра II. (В том числе речь шла о казачьих угодьях в станице Котляревской колхоза «Красная нива»). Парламентарии КБР не пошли против своих соплеменников, которые по ряду объективных причин оказались более успешными бизнесменами.
Стоит отметить, что Терско-Малкинское казачье сообщество в КБР до сих пор находится на «птичьих правах». Его атаман, Александр Волошин, имеет статус походного, а не войскового. В 2016 году он повторно подал в парламент КБР проект закона о статусе казачества в республике. И его до сих пор рассматривают. То есть, все носящие сейчас казачьи погоны и газыри могут рассматриваться, при желании, как самозванцы. Что и было продемонстрировано в отношении Александра Свиридова, атамана станицы Александровской.
Но такое отношение к казачьим сообществам в национальных образованиях Северного Кавказа нельзя считать тенденцией. Например, в соседней Чеченской республике все обстоит с точностью до наоборот. В 2008 году там было образовано Терско-Сунженское казачье сообщество, объединившее казаков Грозненского, Шелковского и Наурского районов во главе с атаманом Анатолием Черкашиным. С 2007 по 2013 годы он исполнял обязанности советника Главы ЧР по делам казачества. Благодаря этому устав Терско-Сунженского казачьего сообщества был принят при личном участии Рамзана Кадырова. Казакам выделены земли в бессрочную аренду, они обрабатываются, и покушений на них со стороны чеченских бизнесменов нет.
Решит ли СПЧ проблему терских казаков?
Почему же СПЧ рассматривал земельные проблемы, касающиеся только Ставропольского края? Наверное, потому, что проще всего представить причиной их возникновения несовершенство законодательства, которое можно исправить, приняв постановление, решение или проведя иную бюрократическую процедуру. А вот решать проблемы с казачьими землями в КБР – это значит вмешиваться в тонкие материи межнациональных отношений.
Элла Памфилова, бывший председатель СПЧ, в своем интервью Русской службе Голоса Америки высказала такое мнение: «Новый Совет потерял свою эксклюзивность и будет скорее, выражать мнение большинства, а не точку зрения правозащитного либерального меньшинства, как это было ранее».
Наверняка земельную проблему Терско-Малкинских казаков постараются «спустить на тормозах» в надежде, что как-то все само рассосется и утрясется. И такой сценарий событий вполне возможен, если казаки КБР сумеют доказать, что они достойные продолжатели дела своих предков – не только доблестных воинов, но и трудолюбивых, рачительных земледельцев.
А. Беров

7 thoughts on “Безземельные атаманы

  1. Александр

    Спасибо вам, что подняли проблему казаков. У нас на эти темы как-то не принято писать, а проблем накопилось очень много. Особенно земельных. Еще пишите будем ждать!

    Reply
  2. Руслан

    Земельные проблемы не только у так называемых казаков,которые претендуют вообще-то на земли,издревле принадлежавшие коренному населению.Выторговывать себе какой-то особый «статус землепользования,уклада жизни,служения государю,охраны границ» и прочей лабуды по крайней мере бессовестно…. Учитывая высокую плотность населения в нашей республике нужно не пытаться хапнуть себе еще надел ,а думать о рациональном использовании земли сельхозугодий, а не пялиться на заросший бурьяном собственный огород.,рассуждая об особом «казачьем укладе» ведения хозяйства,

    Reply
  3. Z-a

     Этому Адыгу Берову нет дела до нашего безземельного народа, истинных владельцев этих же земель, его , видите ли , беспокоит надуманная проблема Казаков.     А нас, что есть земли?  У нас ,Аыгов, тоже нет земли, мы тоже хотим земли получить.  А кого это волнует?

    Reply
  4. Муха

    Вы посмотрите, что в Вольном ауле сейчас творится. Сход за сходом. Тут вот казаки недовольны. А ведь все началось с самозахвата в Белой речке. Стоит один раз властям ошибиться = все, люди не слезут, будут требовать свое и несвое — тоже.

    Reply
  5. Карат

    Муха.
    Да пусть будут у белореченцев земля для строительства домов, женитьбы сыновей. Может и Вас пригласят на свадьбу и там Вы будете есть и пить и молодоженов славить.
    Но видится, что живете Вы по принципу: «Готов поджечь свой сарай, лишь бы у соседа сдохла корова».
    И требовать готовы не свое и других к этому призываете.

    Reply
  6. Муха

    Карат, я за справедливость и за то, чтобы мы все жили в равных условиях. И чтобы руководители региона также соблюдали эти условия. Вот и все. А про сарай, корову и какие-то призывы (не знаю, где вы их увидели в моем комментарии?) не по адресу, это точно.

    Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *